Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

tree

(no subject)

из ФБ:

«Просматривала черновики старых интервью.
Наткнулась на эпизод беседы с Андреевым.
В журнальную публикацию это, конечно, не вошло. Но с вами поделюсь.
На мой вопрос о сегодняшней России Владимир Алексеевич предложил:
– А у меня тут книжка Леонида Зорина. Она всегда рядом. Давайте я вам лучше прочту кусочек:
"В Ялте, в ее гористой части, в редком лесу хорошие люди сделали круглую полянку, назначенную для детских игр. Однажды на ней появился медведь. Он долго удивленно присматривался, потом несмело пустился в пляс. Позднее я узнал его историю. Был это цирковой медведь, списанный для «царской охоты» из-за своих преклонных лет. Поляну принял он за манеж и потому исполнил свой номер. Вскоре из близлежащих угодий, в сопровождении егерей, приехали молодые охотники, они и пристрелили танцора".
– Вот вам Зорин... И сегодняшнее время, – это не надо вам и писать, ибо это опасно, – и сегодня у нас время людей, которые пристреливают танцоров…»
tree

(no subject)

23october2019_klein
П е р в а я часть, давно написанная, брошенная и бережно восстановленная.

Жил-был жираф. В собственном доме, с пилястрами, гербом и прочим ненужным, но милом (чего-то там). Вместе с жирафом жили Сова и дворник человеческого рода. Дом построил прадедушка еще при Государе (дай Бог памяти) Николае Александровиче. Фасадом он обращался к большому пруду, на котором горланила семья розовых фламинго, а внутри молчало большое семейство карпов. Фламинго пахли креветками и навевали мысли о пиве. Впрочем, пиво мне давно неинтересно (от него лишь тяжесть в животе (О, мой живот!)), но мысли еще приходят. Мысли они вообще такие. Придут без приглашения, посидят на кухне. Чай с лимоном, то, сё, (— влажная поляна, мох на ветках, туман и птичьи крики, а за рощей еще холодное море - вот мы об этом вроде говорим, но вдруг глядишь - мысли исчезли, след простыл. А ты всё еще бродишь там, где туман (и улитки на камне). Вот как сейчас. Увели в сторону, а рассказать хотел о жирафе. Так что, жираф-то... (улитка медленно ползет по гравию. Гравий шуршит как в фильме Иоселиани, где гости съезжаются в храм, на службу) Я к чему, - недалеко от жирафьего дома стоит собор, такой же длинношеий, как и жираф. Они похожи чем-то. А жираф... Слушайте, он же органистом там служил и иногда по вечерам поигрывал ради удовольствия. Публика... (я почему вспомнил: шел я как-то вечером по Флоренции, а там, знаете, нет разницы: где дом, где улица. Там всё - дом. Большая уютная квартира. Поэтому так приятно сесть попой на камень прямо на Piazza della Signoria, ну как у себя дома. Иду и слышу орган, дверь приоткрыта, там сумрак, две свечки, органист в ночном колпаке наигрывает.) Публика... собиралась разная. Но всегда — Сова и Дворник с красным кирпичиком Аврелия. (у меня такой же, (и кирпичики Собора такие же!), говорит кто-то за ухом; [точку с запятой теперь никто не ставит, а хочется] сейчас смотрю вправо — нет, убрал на полку, раньше у клавиатуры всегда. Но, сколько же можно гадать. Даже по Марку Аврелию.) Хочется написать, что захаживал и Владимир Семенович, вот так, в тапочках, но врать не буду. Где я, а где Владимир Семенович. (В К а р а г а н д е) Когда двери храма затворяли, мы спускались по Грузинской в жирафий дом и какое-то время еще сидели на чердаке и глядели на звезды, наполняя ум восхищением и трепетом, а бокалы дешевым вином. И вот, в пору когда уже и пар становится виден при разговоре, а море, наконец, там у себя, прохладнее, запоздалый леонид чиркнул в небе и все поняли: хочется в путь. Когда нас позвала дорога, уют чердака померк, а душа принялась скакать по ребрам как несчастная морская свинья в колесе, что вспомнила свое море, свою мор... (как же сказать-то?) «ты морячка, я моряк, в раскорячку так и сяк». Дворник Вирсавий Давидович поставил поставил пустой бокал и произнес: в деревне Каракашево есть заброшенный аеродром одного Бывшего Президента, где в старом сарае стоит старенький Hundertwasser.
— Фриденсрайх?, — удивился Сова.
— Hansa Brandenburg W 12? — я просто вспомнил последнее, что рисовал в блокноте.
— Вот ты умничаешь, а самолет так и не взлетел. Эх, память. Да посмотри уже «Небеса» в Пинтересте (Друзья, моя папка Heavens в Pinterest'e просто склад сервантов с крыльями, летающих саквояжей или вовсе неподъемных проектов человечества, ух (чтобы не два раза «эх»), сколько ночей и протертых до дыр очков...)
— Lloyd F.J., господа друзья!, Luftkreuze! проектировщик ошибся с центром тяжести и при взлете аппарат всегда утыкался носом в землю (высший капотаж).
— Это потому что пилотом был не жираф!
Мы переглянулись.
— Друзья, далеко ли до Сай... Каракашево?
— Туда уже метро прорыли. но теперь ночь. Вирсавий Давидович, у вас работает Яндекс такси? в моем тарифе... (нет, нет монет, нет... интернета нет. (какой навязчивый голосок. скажи мне кого ты слушаешь и получишь ссаной тряпкой по мозгам))
Вино еще не испарилось, стекло вспоминало тепло губ, а мы уже хрустели (нет, не лепешкой из тандыра, поручик Голицын; утихомирь своих скакунов, белых козликов каракашевских полей. Их тоже нет, вместо них узбеки в желтом едят свои лепешки на стройке четырехполосной трассы) —хрустели сухим чертополохом —каракашевской травой. Отворились двери и в сумраке высветился воздушный корабль.

img616
С л е д у ю щ а я часть, потому что просилась пауза.

Вирсавий Давидович погремел невидимыми граблями, раздался щелчок и замигала желтым лампа. Прекрасный запах керосина уже щекотал ноздри и нервы. Перед нами возвышался гидроплан спроектированный любителем комфорта: чугунная печка, кофейный сервиз (но, видал я и теплицы с огурцами — хотя бы тот же Linke Hofmann R1, и дом «летающее яйцо» (наверняка с фикусами в горшке у окна) — Canard de Nungesser (Charles Eugene Jules Marie Nungesser, неудачливый автор, пропал над Атлантикой в 27-м, провоевав до того истребителем (43 победы!), за время войны из него сделали фарш, человек не мог ходить, пишут что его заносили в самолет. А вы говорите, Мересьев. Странные мысли, однако)
— Чтобы взлететь, нам нужен хотя бы пруд.
(и шрам под губой как у меня... у Шарля того. Правда, у меня по другому поводу. Козлики-мысли никак не хотели в свой уютный сарай, где птичий помёт и пригляд петуха; где никакой аэродинамики, лампочка мигает, а Маша делает сыр из нашего молока. козий сыр, оливки конечно, капучино (тяжесть в животе... Живот! Опять! ...да нам и не в Атлантику, всего-то — до Балаклавы)
—Жираф знает где пруд. —Под Каракашевскими дачами течет река-ручей. Там еще выгуливают белого верблюда, но Оленеводов уже проложил асфальт, теплый как... (я потом придумаю, на языке вертится...) .
Тут наверху что-то зазвенело алюминиевое и на нас упал Кот. довольно упитанный и тоже, видимо, с поврежденным гироскопом [потому что] Кот упал на бок. Почесав ушибленное место Кот обвернулся хвостом, как Хома мелом и уставился на компанию.
(Какого черта Кот, спросите. —А на рисунке кто сидит на крыле? Ну-да-когда рисовалось, и где Вирсавий Давидович?
—Положим, он внутри.
—Ну как вы его положите?
—Да не в том смысле...)
—Но я и не хотел, — заявляет вдруг Вирсавий, — у меня розмарин и томаты. Кто польет?
—Э-э... дорогой, вас уже мысленно нарисовали; метла, и нос горбатый. (—у меня римский!)
—я помню песню у Леонидова, там «кот, сова и...» ... всякий раз забываю кто еще и вообще о чём песня.
—на youtube искал? —ключевых слов недостаточно. И потом, я боюсь: найдется, а там фигня.
Однако своей болтовнёй я совсем придавил господина Жирафа, который вежливо глядит вдаль (или в даль прожитых лет).
—Как нам всем неловко, любезный [гра...] э, Жираф. Ведь жили-были Вы, а мы просто ворох мыслей
—Плоских.
—Пусто порожних.
—Лишь бы не лететь,— сказал (вроде бы) Кот. (я так и не понял. Назову его Гантенбайн. А чо? Иш... я такая мета мета [напевает])
—Я за полет, —Жираф достал трубку и табак.
Сова: далеко, далеко на о...
—Ближе. В Крыму, — произнес наконец Гантенбайн, — в Крыму сохнут озера! (потянуло вишневым табаком и спичкой)
—Им перекрыли канал.
Жираф подумал и спрятал трубку. (Я ведь тоже курю раз в полгода, нельзя это делать автоматически и на ходу. А что можно? Да и ходишь потом месяц как побитый. С ПЕРЕКРЫТЫМИ КАНАЛАМИ. Это вам любой медицинский китаец скажет, не даос конечно. Тот промолчит, как Лао Цзы... курил Лао Цзы трубку? Читатель! Это ты читаешь подряд, а я то поспал ночь, день продержался. И думаю теперь, а не трубка ли курила Лао Цзы. Дым в даму, дама в маму... — Владимир Семеныч! молчу, и ты Сова, помолчи)
—Друзья, предлагаю поспать, вылет на рассвете.
tree

Любовь к судьбе

Я совсем не знаю Ницше, и у меня какое-то явно искаженное представление о нем. Наверное.

«Я хочу всё больше учиться смотреть на необходимое в вещах, как на прекрасное: так, буду я одним из тех, кто делает вещи прекрасными. Amor fati: пусть это будет отныне моей любовью! Я не хочу вести никакой войны против безобразного. Я не хочу обвинять, я не хочу даже обвинителей. Отводить взор ― таково да будет моё единственное отрицание! А во всём вместе взятом я хочу однажды быть только утвердителем!»

Еще меньше знаю Николая Фёдорова:

«Amor fati!..» Этой вершине безнравственности нужно противопоставить величайшую, безусловную ненависть к Роковому — Odium fati! Такую ненависть и должна почувствовать природа при переходе от бессознательного состояния к сознательному. «Amor fati» означает желание остаться скотом; «amor fati» — это формула величайшего унижения, падения человека ниже зверя, ниже скота, ниже самого Ницше! Быть властелином разумных существ, обратить их в своих рабов, а самому быть рабом слепой природы — что это такое? возможно ли более глубокое падение?.. Толстовское благоговение к жизни животных Ницше заменил благоговением к слепой, безжизненной силе!..»
klein

(no subject)

10apriel2010

Листал «Русское богатство» и нашел там фотоснимок, на обороте цифра 5-00. Вспомнил что купил его в букинисте нпа Мясницкой за 5 руб.
Единственный, известный мне Букинист, где торговали доревол. фотокарточками.

у светлячка же из зонтика выпадает темнота. Фонарик у него в жопе, а теневая часть будет в зонтике...
klein

воображая Ялту

4october2019

[Update] И. Бр.

Сухое левантинское лицо,
упрятанное оспинками в бачки,
когда он ищет сигарету в пачке,
на безымянном тусклое кольцо
внезапно преломляет двести ватт,
и мой хрусталик вспышки не выносит;
я жмурюсь; и тогда он произносит,
глотая дым при этом, "виноват".

Январь в Крыму. На черноморский брег
зима приходит как бы для забавы:
не в состояньи удержаться снег
на лезвиях и остриях агавы.
Пустуют ресторации. Дымят
ихтиозавры грязные на рейде,
и прелых лавров слышен аромат.
"Налить вам этой мерзости?" "Налейте".
Итак - улыбка, сумерки, графин.
Вдали буфетчик, стискивая руки,
дает круги, как молодой дельфин
вокруг хамсой заполненной фелюги.
Квадрат окна. В горшках - желтофиоль.
Снежинки, проносящиеся мимо...
Остановись, мгновенье! Ты не столь
прекрасно, сколько ты неповторимо.
tree

(no subject)

FB принес, складирую здесь

Дж. Кэмерон «Путь художника»
«Именно тогда, когда будущее казалось слишком ужасающим, чтобы вглядываться в него, а прошлое – слишком мучительным, чтобы о нем вспоминать, я выработала способность быть внимательной к настоящему. Только в протекающем мгновении я чувствовала себя в безопасности. По отдельности каждый миг всегда был терпим. В каждый такой миг у всех все всегда хорошо. Вчера мог распасться брак. Завтра может сдохнуть кошка. Долгожданный звонок от любимого может так и не раздаться. Но в данное мгновение, именно сию секунду, все хорошо. Я вдыхаю и выдыхаю. Осознав это, я начала замечать красоту каждого мига»
klein

(no subject)

Утром резали Степана,
Друга моего.
Говорят, что под сметаной
Он нежней всего.

Я чесал его за ухом,
Я кормил его из рук,
Он ладонь тихонько нюхал,
А теперь ему – каюк.

Я жаркое есть не стану,
Хоть меня убей!
Вы уж сами под сметаной
Лопайте друзей.

Даже рта я не разину!
Бедный мой зверёк…
Он не стал бы тётю Зину
Тыкать вилкой в бок!

Криста Стрельник
klein

(no subject)

148.29 КБ

Забыл, что значит перо № 41 окунать в тушь. (икеевский скетчбук) вобще все забыл. Храню полный коробок 41-х перьев. Они быстро тупеют, я их храню. Напоминаю себе своих бабушек, кот. хранили чайный сервис, а чай пили из всякой херни...

klein

(no subject)

Оригинал взят у tapirrв !
почти как тот рассказ из шести слов (продаются башмачки. неношенные)
Впрочем, случайное совпадение темы некстати. Придает смысл кот. я не вкладывал бы.
я-то довольно положительно к смерти отношусь (к своей, о чужой не берусь судить)

klein

Вопрос дня: Милый дом

What do you like best about your city or hometown? What do you want to change?
в моем городе мне нравится его неповторимая атмосфера, кот. связывает меня с теми, кто жил здесь в прошлом. Которая дает мне сил жить дальше. 
Эта историческая ткань становится все тоньше, моего Города все меньше. Сделать с этим ничего невозможно. Это судьба города и страны. Сами заслужили или время вышло, какая разница